Гран-При:
«Винокурня (и немедленно выпил)»
Авторы: Кащеева Ирина и Михайлова Елизавета. Санкт-Петербург

«И немедленно выпил».
Веничка Ерофеев

«Пить просто водку, даже из горлышка, — в этом нет ничего, кроме томления духа и суеты. Смешать водку с одеколоном — в этом есть известный каприз, но нет никакого пафоса. А вот выпить стакан „Ханаанского бальзама“ — в этом есть и каприз, и идея, и пафос, и сверх того еще метафизический намек».
Веничка Ерофеев

Ну и как говорил классик: «В Питере-пить!», не зря наш город имеет статус не только культурной, но и барной столицы.

Мы решили рассмотреть поближе культуру питейных заведений Санкт-Петербурга и на собственном опыте выяснили, что бары в историческом центре города хороши, но полуночные кутёжники мешают спать по ночам местным жителям.

Конечно, можно решить эту проблему просто закрыв все рюмочные на жилых улицах, но, кажется, тогда Петербург потеряет андеграундную романтику. А что, если все подпольные бары действительно увести в подполье, закопать под землю, спрятать от взоров горожан?

Винокурня — это разветвлённая сеть подземных питейных заведений: рюмочных, наливочных, коктейльных, пивных и винных баров, а также помещений, оснащённых оборудованием для производства алкоголя, больших погребов для выдержки напитков и энотеки.

Все внутренние интерьеры выполнены из кирпича, так как традиционно — это самый благодатный материал для поддержания правильного микроклимата при созревании алкоголя.
Точки входа в Винокурню — павильоны 3*3 метра — рассеяны по городу среди исторической застройки — в «прогалах» между брандмауэрными стенами.

Главный вход — с самой «барной» улицы, с улицы Рубинштейна. Павильоны из кирпича лаконично вписываются в историческую застройку, традиционно тоже кирпичную.

На главном фасаде каждого из них располагается buchette del vino — «дырочки «для вина или винные окошки. Такие делались на первом этаже уличного фасада флорентийских домов для прямой продажи вина, без постройки рядом с домом трактира и магазина начиная с XVI века. Под окошком в подвале находились помещения винного погреба.

Основываясь на итальянском опыте, мы делаем винные окошки для желающих прихватить с собой домой бутылочку хорошего алкоголя и для тех, у кого нет времени праздно рассиживаться по барам.

«…На улице появилась точка. Улица Рубинштейна продегустирована от и до, но здесь подают бокал из окошка и обещают напоить так, что по итогу окажешься на другом конце города. Невинно.

По первой!.. и немедленно выпил.
В руках бокал, стопка, стакан. Дают меню, и ты, щурясь от названий и крепкого нечто, начинаешь путешествие держась за перила и грани кирпичей. Проходишь вдоль самогонных аппаратов, пифосов, дубовых бочек, пьешь в одном зале, другом, третьем… В глазах темно… Светло и… ПЕТРОГРАДКА!»
гран-при:
«Винокурня (и немедленно выпил»


Авторы: Кащеева Ирина и Михайлова Елизавета. Санкт-Петербург

«И немедленно выпил».
Веничка Ерофеев

«Пить просто водку, даже из горлышка, — в этом нет ничего, кроме томления духа и суеты. Смешать водку с одеколоном — в этом есть известный каприз, но нет никакого пафоса. А вот выпить стакан „Ханаанского бальзама“ — в этом есть и каприз, и идея, и пафос, и сверх того еще метафизический намек».
Веничка Ерофеев

Ну и как говорил классик: «В Питере-пить!», не зря наш город имеет статус не только культурной, но и барной столицы.
Мы решили рассмотреть поближе культуру питейных заведений Санкт-Петербурга и на собственном опыте выяснили, что бары в историческом центре города хороши, но полуночные кутёжники мешают спать по ночам местным жителям.

Конечно, можно решить эту проблему просто закрыв все рюмочные на жилых улицах, но, кажется, тогда Петербург потеряет андеграундную романтику. А что, если все подпольные бары действительно увести в подполье, закопать под землю, спрятать от взоров горожан?

Винокурня — это разветвлённая сеть подземных питейных заведений: рюмочных, наливочных, коктейльных, пивных и винных баров, а также помещений, оснащённых оборудованием для производства алкоголя, больших погребов для выдержки напитков и энотеки.

Все внутренние интерьеры выполнены из кирпича, так как традиционно — это самый благодатный материал для поддержания правильного микроклимата при созревании алкоголя.
Точки входа в Винокурню — павильоны 3*3 метра — рассеяны по городу среди исторической застройки — в «прогалах» между брандмауэрными стенами.

Главный вход — с самой «барной» улицы, с улицы Рубинштейна. Павильоны из кирпича лаконично вписываются в историческую застройку, традиционно тоже кирпичную.

На главном фасаде каждого из них располагается buchette del vino — «дырочки «для вина или винные окошки. Такие делались на первом этаже уличного фасада флорентийских домов для прямой продажи вина, без постройки рядом с домом трактира и магазина начиная с XVI века. Под окошком в подвале находились помещения винного погреба.

Основываясь на итальянском опыте, мы делаем винные окошки для желающих прихватить с собой домой бутылочку хорошего алкоголя и для тех, у кого нет времени праздно рассиживаться по барам.



«…На улице появилась точка. Улица Рубинштейна продегустирована от и до, но здесь подают бокал из окошка и обещают напоить так, что по итогу окажешься на другом конце города. Невинно.

По первой!.. и немедленно выпил.
В руках бокал, стопка, стакан. Дают меню, и ты, щурясь от названий и крепкого нечто, начинаешь путешествие держась за перила и грани кирпичей. Проходишь вдоль самогонных аппаратов, пифосов, дубовых бочек, пьешь в одном зале, другом, третьем… В глазах темно… Светло и… ПЕТРОГРАДКА!»
лучший проект в номинации «кирпичный городской дом»:
«Термы на Кожевенной линии»
Автор: Антон Тендитный. Санкт-Петербург

Проект банно-оздоровительного комплекса предлагает создание полноценного внутригородского курортного пространства путем включения оздоровительной функции к существующим культурно-развлекательным, расположившимся на пространстве между набережной и кожевенной линией Васильевского острова.

Банно-оздоровительный комплекс состоит из трех главных блоков, представляющих банные кластеры различных географических регионов. Западный блок включает: мексиканский темаскаль, альпийский краксен, чешские пивные ванны, русскую баню, финскую сауну. Центральный блок, являющийся главным смысловым ядром содержит старейшие банные традиции средиземноморского региона — римские термы и ближневосточный хаммам, крыша блока является круглогодичным открытым бассейном, в центре которого располагается водонапорная башня — фонтан, питающая бассейн водой. Восточный блок представляет банные и сопутствующие косметологические традиции Индии, Таиланда, Китая и Японии: сведана, сенто, офуро и т. д. Восточный блок выходит на слип Балтийского завода, который является открытым бассейном с включением водных аттракционов.
лучший проект в номинации «кирпичный городской дом»:
«Термы на Кожевенной линии»


Автор: Антон Тендитный. Санкт-Петербург

Проект банно-оздоровительного комплекса предлагает создание полноценного внутригородского курортного пространства путем включения оздоровительной функции к существующим культурно-развлекательным, расположившимся на пространстве между набережной и кожевенной линией Васильевского острова.

Банно-оздоровительный комплекс состоит из трех главных блоков, представляющих банные кластеры различных географических регионов. Западный блок включает: мексиканский темаскаль, альпийский краксен, чешские пивные ванны, русскую баню, финскую сауну. Центральный блок, являющийся главным смысловым ядром содержит старейшие банные традиции средиземноморского региона — римские термы и ближневосточный хаммам, крыша блока является круглогодичным открытым бассейном, в центре которого располагается водонапорная башня — фонтан, питающая бассейн водой. Восточный блок представляет банные и сопутствующие косметологические традиции Индии, Таиланда, Китая и Японии: сведана, сенто, офуро и т. д. Восточный блок выходит на слип Балтийского завода, который является открытым бассейном с включением водных аттракционов.
2-е место в номинации «кирпичный городской дом»:
«Нетривиальная кирпичность»
Автор: Боровикова Арина, Москва

Участок проектирования располагается на территории бывшего доходного дома Видинеева в городе Уфе. Сохранившиеся часть здания подвергалась пожарам в 2018—2020 годах.

«Некогда великолепное здание, украшавшее город в течение столетия, превратилось в неприглядные развалины, позорно занавешенные тканью.»

(Павел Егоров, уфимский историк и краевед)



Одна из целей проекта — привлечение внимания к историческому наследию. Окружение, состоящее априори из университетских зданий диктует новую функцию территории. Проект реконструкции включает в себя реорганизацию территории под студенческое жилье с общественным парком. Дом Видинеева — новая точка притяжения.

На сегодняшний день в условиях глобальной транскультурации остро стоит проблема потери архитектурной идентичности. Поиск контекстного своеобразия архитектуры, «духа места» — все более актуальной задача.

Новый дизайн вдохновлен историческим наследием. Так кирпич становится отправной точкой концепции. Одна из главных задач — перекликание с архитектурной средой, но не прямое цитирование.

Модульность кладки позволяет создать новый паттерн. Теперь кирпич — это не «стена», а «вуаль». В новом прочтении он лёгок, проницаем. Система подвижных оконных перегородок — индивидуальный подход к каждому фасаду. На оконные откосы крепятся рельсы, по которым перемещаются панели. Такой решение позволяет избежать перегрева зданий. Перегородки из клинкерного кирпича образуют проницаемую оболочку здания с небольшими зазорами для пропускания света и воздуха.

Работа с вариативностью форм кирпича — это не только художественный прием. Она призвана решать проблемы территории. Так ребристый кирпич благодаря своё форме выступает в роли шумового барьера, рассеивая звуковые волны, идущие от автомагистральной дороги.

Эврика! Нетривиальная «кирпичность» удалась. Многообразие цветовых решений, фактур, форм кирпича позволяют уйти от обыденных решений, при этом не теряя свою историчность, показатель подлинности.
2-е место в номинации «кирпичный городской дом»:
«Нетривиальная кирпичность»


Автор: Боровикова Арина, Москва


Дарья Шеховцова, [21 Dec 2022 at 11:23:51 am]:

Участок проектирования располагается на территории бывшего доходного дома Видинеева в городе Уфе. Сохранившиеся часть здания подвергалась пожарам в 2018—2020 годах.



«Некогда великолепное здание, украшавшее город в течение столетия, превратилось в неприглядные развалины, позорно занавешенные тканью.»

(Павел Егоров, уфимский историк и краевед)



Одна из целей проекта — привлечение внимания к историческому наследию. Окружение, состоящее априори из университетских зданий диктует новую функцию территории. Проект реконструкции включает в себя реорганизацию территории под студенческое жилье с общественным парком. Дом Видинеева — новая точка притяжения.

На сегодняшний день в условиях глобальной транскультурации остро стоит проблема потери архитектурной идентичности. Поиск контекстного своеобразия архитектуры, «духа места» — все более актуальной задача.

Новый дизайн вдохновлен историческим наследием. Так кирпич становится отправной точкой концепции. Одна из главных задач — перекликание с архитектурной средой, но не прямое цитирование.

Модульность кладки позволяет создать новый паттерн. Теперь кирпич — это не «стена», а «вуаль». В новом прочтении он лёгок, проницаем. Система подвижных оконных перегородок — индивидуальный подход к каждому фасаду. На оконные откосы крепятся рельсы, по которым перемещаются панели. Такой решение позволяет избежать перегрева зданий. Перегородки из клинкерного кирпича образуют проницаемую оболочку здания с небольшими зазорами для пропускания света и воздуха.

Работа с вариативностью форм кирпича — это не только художественный прием. Она призвана решать проблемы территории. Так ребристый кирпич благодаря своё форме выступает в роли шумового барьера, рассеивая звуковые волны, идущие от автомагистральной дороги.

Эврика! Нетривиальная «кирпичность» удалась. Многообразие цветовых решений, фактур, форм кирпича позволяют уйти от обыденных решений, при этом не теряя свою историчность, показатель подлинности.
3-е место в номинации «кирпичный городской дом»:
«ЖК Кавалерия»
Авторы: Афанасьева Милена, Санкт-Петербург

Жилой комплекс построен в Павловске на базе старых кирпичных стен манежа образцового кавалерийского полка.

Проект включает в себя 15 блокированных домов, кафе и частный центр детского творчества. Проектное предложение направлено на сохранение нынешнего облика кирпичных стен манежа и частичное восстановление и реставрацию кирпича.

Местоположение комплекса в элитном пригороде Санкт-Петербурга в пешей доступности от знаменитого Павловского парка. Тихая зеленая зона с малоэтажной застройкой при наличии необходимых социальной инфраструктуры и транспортной доступности.

Входная зона включает в себя симметрично расположенные скульптуры лошадей, что отсылает нас к истории данной территории. Наклон крыши спроектирован так, что с главного фасада облик домов стремится к первоначальному виду манежа.

Внутренний двор вымощен серым кирпичом, и представляет собой транзитный путь вдоль всего жилого комплекса. Вход в каждый таунхаус находится со стороны внутреннего пространства бывшего манежа. Панорамные и мансардные окна позволяют максимально наполнять интерьеры таунхаусов естественным светом.

Главный смысл проекта – демонстрация возможностей современных технологий выгодно использовать заброшенное здание с сохранением исторического наследия города.
3-е место в номинации «кирпичный городской дом»:
«ЖК Кавалерия»


Авторы: Афанасьева Милена, Санкт-Петербург

Жилой комплекс построен в Павловске на базе старых кирпичных стен манежа образцового кавалерийского полка.

Проект включает в себя 15 блокированных домов, кафе и частный центр детского творчества. Проектное предложение направлено на сохранение нынешнего облика кирпичных стен манежа и частичное восстановление и реставрацию кирпича.

Местоположение комплекса в элитном пригороде Санкт-Петербурга в пешей доступности от знаменитого Павловского парка. Тихая зеленая зона с малоэтажной застройкой при наличии необходимых социальной инфраструктуры и транспортной доступности.

Входная зона включает в себя симметрично расположенные скульптуры лошадей, что отсылает нас к истории данной территории. Наклон крыши спроектирован так, что с главного фасада облик домов стремится к первоначальному виду манежа.

Внутренний двор вымощен серым кирпичом, и представляет собой транзитный путь вдоль всего жилого комплекса. Вход в каждый таунхаус находится со стороны внутреннего пространства бывшего манежа. Панорамные и мансардные окна позволяют максимально наполнять интерьеры таунхаусов естественным светом.

Главный смысл проекта – демонстрация возможностей современных технологий выгодно использовать заброшенное здание с сохранением исторического наследия города.
лучший проект в номинации «кирпичный загородный дом»:
«Дача»
Авторы: Вечканова Татьяна, Москва

Подмосковье, (см.карту), да и не только Подмосковье, пригороды всех городов России, заполнены дачными участками и дачными домами. Многие наследования Советской власти в виде 6 соток с сараями и временными постройками доминируют в этом «море».

Мы предлагаем серию дачных домов из кирпича, как наиболее оптимальную систему любого строительства и реконструкции. Почему из кирпича?

Это мелко-штучный материал является на наш взгляд, наиболее приемлемым для дачного варианта. Он долговечен, он требует мелкогабаритную механизацию, он пожара прочен, он экологичен и очень красивый. Очень важным качеством является многовариантность архитектуры и требования садоводов, ведь такой дом можно возвести самостоятельно при сдержанном участии архитектора. Кирпич является и фасадным и интерьерным материалом, что демонстрируют фрагменты кирпичной кладки.
лучший проект в номинации «кирпичный загородный дом»:
«Дача»


Авторы: Вечканова Татьяна, Москва

Подмосковье, (см.карту), да и не только Подмосковье, пригороды всех городов России, заполнены дачными участками и дачными домами. Многие наследования Советской власти в виде 6 соток с сараями и временными постройками доминируют в этом «море».

Мы предлагаем серию дачных домов из кирпича, как наиболее оптимальную систему любого строительства и реконструкции. Почему из кирпича?

Это мелко-штучный материал является на наш взгляд, наиболее приемлемым для дачного варианта. Он долговечен, он требует мелкогабаритную механизацию, он пожара прочен, он экологичен и очень красивый. Очень важным качеством является многовариантность архитектуры и требования садоводов, ведь такой дом можно возвести самостоятельно при сдержанном участии архитектора. Кирпич является и фасадным и интерьерным материалом, что демонстрируют фрагменты кирпичной кладки.
лучший проект в номинации «кирпичное общественное пространство»:
«Музей Петербургского клейменого кирпича»
Авторы: Лобко Владислав и Сергеева Анастасия, Санкт-Петербург

Канонерский остров - один из самых недооцененных уголков Петербурга. Именно он вдохновил на создание нового общественного пространства из кирпича. В концепции проекта переосмысляется типичный образ общественного пространства, как благоприятной прогулочной среды с лавочками и большим количеством озеленения, срастаясь с внешним окружением , лабиринт становится его частью. Архаичные мотивы кирпича противопоставлены современному подходу к процессу создания такого пространства, при разработке концепции были использованы элементы генеративного дизайна и нейросети.
лучший проект в номинации «кирпичное общественное пространство»:
«Музей Петербургского клейменого кирпича»


Авторы: Лобко Владислав и Сергеева Анастасия, Санкт-Петербург

Канонерский остров - один из самых недооцененных уголков Петербурга. Именно он вдохновил на создание нового общественного пространства из кирпича. В концепции проекта переосмысляется типичный образ общественного пространства, как благоприятной прогулочной среды с лавочками и большим количеством озеленения, срастаясь с внешним окружением , лабиринт становится его частью. Архаичные мотивы кирпича противопоставлены современному подходу к процессу создания такого пространства, при разработке концепции были использованы элементы генеративного дизайна и нейросети.
2-е место в номинации «кирпичное общественное пространство»:
«Намывище»
Авторы: Ситников Михаил, Санкт-Петербург

Разбитый ковчег
Всплывает со дна
И вечно жить нам
И вечно плыть нам
Искать счастье там
Где плачут даже
Иконы страшных пятиэтажек

Лиза Монеточка


Намывище — это опыт художественных осмыслений и размышлений о зодчестве трех столетий Санкт-Петербурга. В широком смысле функцию Намывища можно обозначить как сохраняющую; это ковчег для образов Петербурга, застывший в мономатериальном решении. Турбулентность перемен, возраст конструкций и столкновение с вечностью покрыли кракелюрами портрет молодого города. Намывище ставит фигуральную и буквальную точку: это конец акта, finita. Точка для гор песка на Васильевском острове, кудрявого горизонта, достижений и промахов зодчества. Положение выбрано не случайно — как и Петербург, Намывище существует не благодаря, а скорее вопреки окружающей среде. Пространство одновременно находится в контексте и удалено от него. Постройка находится на продолжении оси Невского проспекта, в водах Невского залива. Элементом, что объединяет масштабы огромных декораций и человека, является кирпич. За счет мономатериальности пространство вбирает в себя элемент театрализованной древности. Кирпич также стал ключом к тому, чтобы придать цельности безумной эклектике: здесь применено постмодернисткое упрощение сложных форм. Оно позволяет считать структуру каждой опоры, стены и башни на территории пространства, чувствовать материальность. Проект можно назвать небоскребом вверх ногами: вавилонские башни не могут быть энергоэффективными за счет огромного расхода ресурсов на всех этапах, они безвозвратно меняют панораму города и служат, главным образом, символами. Намывище направлено вниз, лишено энергоэффективности, вряд ли окупится при жизни инвесторов и потребует на свое создание огромных затрат. Но оно благосклоннее стеклянного шпиля отнесется к самой сути города.

2-е место в номинации «кирпичное общественное пространство»:
«Намывище


Авторы: Ситников Михаил, Санкт-Петербург

Разбитый ковчег
Всплывает со дна
И вечно жить нам
И вечно плыть нам
Искать счастье там
Где плачут даже
Иконы страшных пятиэтажек

Лиза Монеточка


Намывище — это опыт художественных осмыслений и размышлений о зодчестве трех столетий Санкт-Петербурга. В широком смысле функцию Намывища можно обозначить как сохраняющую; это ковчег для образов Петербурга, застывший в мономатериальном решении. Турбулентность перемен, возраст конструкций и столкновение с вечностью покрыли кракелюрами портрет молодого города. Намывище ставит фигуральную и буквальную точку: это конец акта, finita. Точка для гор песка на Васильевском острове, кудрявого горизонта, достижений и промахов зодчества.Положение выбрано не случайно — как и Петербург, Намывище существует не благодаря, а скорее вопреки окружающей среде. Пространство одновременно находится в контексте и удалено от него. Постройка находится на продолжении оси Невского проспекта, в водах Невского залива. Элементом, что объединяет масштабы огромных декораций и человека, является кирпич. За счет мономатериальности пространство вбирает в себя элемент театрализованной древности. Кирпич также стал ключом к тому, чтобы придать цельности безумной эклектике: здесь применено постмодернисткое упрощение сложных форм. Оно позволяет считать структуру каждой опоры, стены и башни на территории пространства, чувствовать материальность. Проект можно назвать небоскребом вверх ногами: вавилонские башни не могут быть энергоэффективными за счет огромного расхода ресурсов на всех этапах, они безвозвратно меняют панораму города и служат, главным образом, символами. Намывище направлено вниз, лишено энергоэффективности, вряд ли окупится при жизни инвесторов и потребует на свое создание огромных затрат. Но оно благосклоннее стеклянного шпиля отнесется к самой сути города.
3-е место в номинации «кирпичное общественное пространство»:
«Красный двор»
Авторы: Калягин Сергей, Бедник Илья, Паршикова Алина, Москва


Бывает так, что двор — это друг, дом, добро. А бывает и по-другому.

Там высились дома, теснились. Этот двор легко впускает в своё лоно, а потом как давай хватать своими ручищами-гаражами, швыряться кирпичами. Он так теснит своими крошащимися стенами да отсутствием человека, что всё это, как под давлением поршневого насоса, аккумулируется и выдавливается ввысь. Так родилась башня посреди двора. Кирпичная пыль осела на ее стенах. Пачкающая архитектура — вот, что может поселиться в таком месте.

Человек протискивается сквозь проем. Оказавшись внутри, стены начинают сдавливать ещё сильнее. И когда взгляд по периметру упирается в непреодолимую стену, когда руки оказываются заложниками кирпичной пыли, тогда-то человек и поднимает голову. И вот стоишь как на дне колодца, глаза вскарабкиваются по отвесным стенам башни, к кусочку чистого неба.

А после замечаешь выход. По правую и левую сторону сверкают белизной стены. Тогда вспоминаешь про руки. Руки, что измазаны красной сажей. Так, проходя по возникающему коридору, человек оставляет след. Это может быть след от ладони, перепачканной в кирпичной пыли. А может тот захочет побольше испачкать руку, дабы зафиксировать себя в надписи, рисунке.

Как живет московский дворик?

3-е место в номинации «кирпичное общественное пространство»:
«Красный двор»


Авторы: Калягин Сергей, Бедник Илья, Паршикова Алина, Москва

Бывает так, что двор - это друг, дом, добро. А бывает и по-другому.

Там высились дома, теснились. Этот двор легко впускает в своё лоно, а потом как давай хватать своими ручищами-гаражами, швыряться кирпичами. Он так теснит своими крошащимися стенами да отсутствием человека, что всё это, как под давлением поршневого насоса, аккумулируется и выдавливается ввысь. Так родилась башня посреди двора. Кирпичная пыль осела на ее стенах. Пачкающая архитектура - вот, что может поселиться в таком месте.

Человек протискивается сквозь проем. Оказавшись внутри, стены начинают сдавливать ещё сильнее. И когда взгляд по периметру упирается в непреодолимую стену, когда руки оказываются заложниками кирпичной пыли, тогда-то человек и поднимает голову. И вот стоишь как на дне колодца, глаза вскарабкиваются по отвесным стенам башни, к кусочку чистого неба.

А после замечаешь выход. По правую и левую сторону сверкают белизной стены. Тогда вспоминаешь про руки. Руки, что измазаны красной сажей. Так, проходя по возникающему коридору, человек оставляет след. Это может быть след от ладони, перепачканной в кирпичной пыли. А может тот захочет побольше испачкать руку, дабы зафиксировать себя в надписи, рисунке.

Как живет московский дворик?
лучший проект в номинации «кирпичный интерьер»:
« ...Пришлите мне эту книгу со счастливым концом!»
Авторы: Шевчук Полина и Покатович Александра, Санкт-Петербург

Когда кажется, что все валится из рук и не клеится, чтобы снова обрести опору, приходится собирать себя по кирпи- чикам. В качестве «клея» используются разные вещи: встречи с близкими, разговоры по душам, перезагрузка, чтение.

Чтение позволяет нам узнать, что все происходящее с нами сейчас, уже было с кем-то еще.

В павильоне, интерьер которого выполнен из ригельного кирпича, на полках собрана коллекция книг со счастливым концом.

Попадая внутрь, читатель оказывается в вытянутом пространстве с верхними световыми фонарями. В стенах распо- ложены ниши, габариты которых сформированы размерами кирпича. В центре расположен стол, также сложенный из кирпича.

Монолитная строгая структура здания в синтезе с коллекцией оптимистичных историй позволяет посетителю обрести уверенности и надежду.

лучший проект в номинации «кирпичный интерьер»:
«...Пришлите мне эту книгу со счастливым концом!»


Авторы: Шевчук Полина и Покатович Александра, Санкт-Петербург

Когда кажется, что все валится из рук и не клеится, чтобы снова обрести опору, приходится собирать себя по кирпи- чикам. В качестве «клея» используются разные вещи: встречи с близкими, разговоры по душам, перезагрузка, чтение.

Чтение позволяет нам узнать, что все происходящее с нами сейчас, уже было с кем-то еще.

В павильоне, интерьер которого выполнен из ригельного кирпича, на полках собрана коллекция книг со счастливым концом.

Попадая внутрь, читатель оказывается в вытянутом пространстве с верхними световыми фонарями. В стенах распо- ложены ниши, габариты которых сформированы размерами кирпича. В центре расположен стол, также сложенный из кирпича.

Монолитная строгая структура здания в синтезе с коллекцией оптимистичных историй позволяет посетителю обрести уверенности и надежду.

2-е место в номинации «кирпичный интерьер»:
«Terracot concept»
Авторы: Киселёв Владислав, Киселёва Полина и Карасёва Анастасия, Магнитогорск

В проекте представлена концепция лобби отеля, для создания которой использовались крестовые своды.

Крестовый свод образуется путём пересечения двух сводов цилиндрической или коробовой формы одинаковой высоты под прямым углом. Он может опираться на свободностоящие опоры (столбы, колонны) по углам, что позволяет сосредоточить в плане давление только на угловых опорах.

Своды выполнены из белого кирпича, а стены основного помещения выкрашены матовой краской терракотового цвета. Благодаря контрасту таких разных материалов, помещение выглядит довольно лаконично. Таким образом, данное решение отделки демонстрирует нам, что кирпич не всегда является "грубым" материалом в интерьере.

Вся представленная мебель имеет обтекаемые формы и светлые оттенки. Это добавляет интерьеру легкости и не перегружает пространство.
2-е место в номинации «кирпичный интерьер»:
«Terracot concept»


Авторы: Киселёв Владислав, Киселёва Полина и Карасёва Анастасия, Магнитогорск

В проекте представлена концепция лобби отеля, для создания которой использовались крестовые своды.

Крестовый свод образуется путём пересечения двух сводов цилиндрической или коробовой формы одинаковой высоты под прямым углом. Он может опираться на свободностоящие опоры (столбы, колонны) по углам, что позволяет сосредоточить в плане давление только на угловых опорах.

Своды выполнены из белого кирпича, а стены основного помещения выкрашены матовой краской терракотового цвета. Благодаря контрасту таких разных материалов, помещение выглядит довольно лаконично. Таким образом, данное решение отделки демонстрирует нам, что кирпич не всегда является "грубым" материалом в интерьере.

Вся представленная мебель имеет обтекаемые формы и светлые оттенки. Это добавляет интерьеру легкости и не перегружает пространство.
3-е место в номинации «кирпичный интерьер»:
«Центр православной книги»
Автор: устов Андрей и Мороз Евгений, Санкт-Петербург

Проектируемое пространство является частью центра современного православного искусства в г. Санкт-Петербург на территории бывшего ликеро-водочного завода. Здание предприятие, которое долгое время использовалось в качестве спиртохранилища, изначально представляло собой часовню. Именно этот факт и стал отправной точкой в выборе тематики нового общественного городского пространства. Пространства, которое могло бы стать паломнической остановкой на маршруте «Александро-Невская Лавра - Смольный собор». Пространства, которое могло бы стать местом для развития перспективной, но пока ещё нишевой сферы искусства.

Библиотека центра православной книги является одной из ключевых функций комплекса. Ее планировочное и концептуальное решение основано на объединении книжного архива и читального зала в одном помещении. Зал существует вокруг архива, люди существуют вокруг книг. В интерьере происходит визуально-смысловое столкновение светского и религиозного образов жизни. Применяются традиционные (например, кирпич bass rock dark в отделке потолка, пола и стен) и современные.
3-е место в номинации «кирпичный интерьер»:
«Центр православной книги»


Автор: ?

Проектируемое пространство является частью центра современного православного искусства в г. Санкт-Петербург на территории бывшего ликеро-водочного завода. Здание предприятие, которое долгое время использовалось в качестве спиртохранилища, изначально представляло собой часовню. Именно этот факт и стал отправной точкой в выборе тематики нового общественного городского пространства. Пространства, которое могло бы стать паломнической остановкой на маршруте «Александро-Невская Лавра - Смольный собор». Пространства, которое могло бы стать местом для развития перспективной, но пока ещё нишевой сферы искусства.

Библиотека центра православной книги является одной из ключевых функций комплекса. Ее планировочное и концептуальное решение основано на объединении книжного архива и читального зала в одном помещении. Зал существует вокруг архива, люди существуют вокруг книг. В интерьере происходит визуально-смысловое столкновение светского и религиозного образов жизни. Применяются традиционные (например, кирпич bass rock dark в отделке потолка, пола и стен) и современные.
Специальный приз от журнала «Проект Балтия»:
«Кинь кирпич – иди в баню»
Авторы: ?

Знойное лето в небольшом провинциальном городе. Мне шесть лет. У меня нет ни телефона, ни навыков чтения. Родители работают. Я вышел погулять во двор с ребятами, и тут Петька позвал нас за гаражи. Он был старше нас на целый год и мы считали его своим вожаком. Недолго думая, мы побежали за ним. Повернув за угол, все остановились. Перед нами была коробка. Будучи в недоумении, все смотрели на Петьку.

- И что? - спрашивают ребята, а я уже понял, в чем было дело. Вожак улыбнулся и, присев как будто к сундуку с сокровищами, открыл его. Внутри, как я и думал, лежала стеклотара. Я улыбнулся тоже, и Петька, увидев это, протянул мне кирпич. Я был горд, что меня удостоили такой чести. Впервые я мог это сделать сам, а не просто смотреть.

Ребята разбежались, и я со всей силы кинул кирпич в коробку. Такой звон! Такая радость! Что я захотел непременно повторить это снова.

Теперь мне 21, я вырос, но все еще хочу кинуть кирпич в стекло.



Пояснение к проекту

Почему Москва-Сити?
Непреодолимое желание разбить однообразную застройку комплекса.

Почему баня?
А вам не хочется после тяжелой трудовой недели сходить в баньку? Запарился и пошел попарился. Отдых и польза. Нам мила традиция как кирпича, так и бани.

Почему 150 этажей?
Для обеспечения всех жителей и гостей комплекса столичных небоскребов достаточным количеством мест а банной организации. Из общего комплекса 78% отдано под общественные бани, 6% под общественный бассейн, 8% для приватных бань и 7% под коммерческую деятельность.
Специальный приз от журнала «Проект Балтия»:
«Кинь кирпич – иди в баню»


Авторы: ?

Знойное лето в небольшом провинциальном городе. Мне шесть лет. У меня нет ни телефона, ни навыков чтения. Родители работают. Я вышел погулять во двор с ребятами, и тут Петька позвал нас за гаражи. Он был старше нас на целый год и мы считали его своим вожаком. Недолго думая, мы побежали за ним. Повернув за угол, все остановились. Перед нами была коробка. Будучи в недоумении, все смотрели на Петьку.

- И что? - спрашивают ребята, а я уже понял, в чем было дело. Вожак улыбнулся и, присев как будто к сундуку с сокровищами, открыл его. Внутри, как я и думал, лежала стеклотара. Я улыбнулся тоже, и Петька, увидев это, протянул мне кирпич. Я был горд, что меня удостоили такой чести. Впервые я мог это сделать сам, а не просто смотреть.

Ребята разбежались, и я со всей силы кинул кирпич в коробку. Такой звон! Такая радость! Что я захотел непременно повторить это снова.

Теперь мне 21, я вырос, но все еще хочу кинуть кирпич в стекло.



Пояснение к проекту.

Почему Москва-Сити?
Непреодолимое желание разбить однообразную застройку комплекса.

Почему баня?
А вам не хочется после тяжелой трудовой недели сходить в баньку? Запарился и пошел попарился. Отдых и польза. Нам мила традиция как кирпича, так и бани.

Почему 150 этажей?
Для обеспечения всех жителей и гостей комплекса столичных небоскребов достаточным количеством мест а банной организации. Из общего комплекса 78% отдано под общественные бани, 6% под общественный бассейн, 8% для приватных бань и 7% под коммерческую деятельность.